Эвлия Челеби, «Книга путешествия», середина 17 века

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ БАКУ

Она находится в Ширванском эйялете, на границе Персии. Здесь было устроено угощение. После еды я передал хану послание эрзурумского вали, господина нашего Мехмед-паши, и подарки — жемчужные четки, [отрезы] франкского шелка с разводами и саблю. Довольный, он сказал: «Добро пожаловать!» — и. проявил приветливость и милость. Я передал также послания нахичеванского и тебризского ханов. «Да будет благословенна ваша свадьба!» — сказал я и воздал хвалу. Как выяснилось, в тех письмах меня, ничтожного, много хвалили. Ереванский хан привел меня, недостойного, в качестве гостя во дворец своей сестры. Десять дней и десять ночей мы пировали и наслаждались. Хан же не оставил ничего, чего не показал бы нам. В тот день мне, недостойному, пожаловали один набор персидской одежды, десять туманов шахских бисти.

Мы начали осматривать город вместе с нашими провожатыми. Бакинская крепость построена против московского короля Дара-шахом на берегу Каспийского моря. Это прекрасное квадратное укрепление на высоком холме. Цитадель ее имеет одни ворота, открывающиеся на запад. Они сделаны из нахичеванского железа. Окружность ее — семьсот шагов. Она имеет семьдесят башен и шестьсот бойниц. Высота ее стен — сорок мекканских локтей. Так как она стоит на скале, рвов нет. Внутри крепости до семидесяти старых домов, крытых глиной. И хотя в ней есть соборная мечеть Хайдар-шаха, минарета она не имеет. Не видно ни хана, ни бани, ничего подобного им.

Но большой рибат, расположенный на берегу моря, имеет до тысячи домов, сады, виноградники, соборные мечети, ханы и бани, рынок и базар. Это благоустроенный город. С трех сторон он защищен стенами и имеет трое ворот: на север открываются Гилянские, на юг — Дербентские, на запад — Портовые. Из этого рибата выступает семь минаретов. Здесь три бани, из них особенно красива баня Мирза-хана. Рынок и базар не очень хороши. Но поскольку крепость стоит на границе с Московией, она имеет воинов шахской гвардии и дизчёкенов. Это отдельное ханство в Ширванском эйялете, которое имеет три тысячи войска и двенадцать хакимов, отдельного кадия; [в нем] насчитывается семь нахие. Несколько раз московские казаки с той стороны, с реки Итиль, приходили на лодках воевать гилянские и бакинские нахие. [Так происходит] потому, что на той стороне, в трехстах милях, лежит страна Московия. Даже в том году, когда эту крепость завоевал Оздемир-заде, в то время, когда правителем из османов в ней был Кубад-паша, московские казаки по наущению персов пришли и осадили крепость Баку. Но как те, так и другие были преданы мечу. Ныне их кости лежат на высоком холме, на берегу моря.

Климат в городе мягкий, а потому в его казах сеют рис, лён, разбивают сады и огороды, выращивают нежный хлопок. Но вода здесь пахнет нефтью. Близ города в семи местах имеются богатые нефтяные источники разного цвета — желтого, красного, черного и других. Население нахие Мискюр, Садан, Ринаб не зажигает восковых и сальных свечей, все жгут в светильниках нефть. Народ тут здоровый и опрятный. Есть много красавиц. Город расположен на границе восемнадцатой климатической области. Большинство населения — сунниты. Расстояние между этой крепостью и Демиркале по побережью составляет четыре перехода. Между ними лежат селения Мискюрской нахие. Ее население — кочевые туркмены, они кочуют со своими кибитками. Город Шабуран находится к востоку от Баку, на расстоянии трех переходов, а шемахинская крепость находится к востоку от него (Шабурана), на расстоянии пяти переходов, Гилян же находится на севере. Баку является портом Шемахи. Из Чина, Хатая и Хотана, из городов Фагфура и Зенана, из страны Калмыкии и Московии беспрерывно приезжают сюда послы и прибывают караваны с товарами. Московиты постоянно приезжают в Баку, покупают и везут из Баку на Москву соль, нефть, шафран и шелк. Московские посланники приезжают и остаются заложниками. Собольи и беличьи меха, рыбий зуб, булгарская юфть большей частью перевозятся из Московии в Персию через Баку, а частично через Гилян.

В бакинских нахие есть ряд местностей, непригодных для хозяйства, [так называемые] «шуре». Если человек или лошадь ступят сюда и замешкаются, то обжигают себе ноги. Проезжающие караванщики, выкопав в таких местах яму, быстро ставят в нее медную посуду [с едой], и еда в них мигом сваривается от жара земли. Удивительна божья мудрость!

Недалеко от города, к северу от него, река Кура впадает в море. Иногда казаки Московии на крепких судах входят в эту реку и нападают на персидские города. Взятых пленных везут на гилянский базар и спокойно продают их там. Хотя река Кура шириной с Дон, но она не глубокая. Обозревая город, мы одновременно предавались удовольствиям на празднике у персов. Если писать о торжествах свадьбы [подробно], то получилась бы большая книга.

От ереванского хана Таги Али-хана и бакинского Ашраф-хана мы получили подарки: выделанных по-персидски соболей, [рабов-]грузин и превосходных верблюдов. Ереванский хан обещал также отправить в таможню караван из тысячи голов, он подарил для нашего господина паши соболью шубу, десять гилянских луков с колчанами, шесть грузинских гулямов, десять пар рыбьих зубов, три имбирные дыни «шамамы». Кроме того, он написал дружественные послания. И мне, ничтожному, он пожаловал десять туманов бисти на дорожные расходы, а моим людям дал десять туманов . Попрощавшись со всеми аянами Баку, мы выступили на кыблу.

Путь из Бакинской крепости в Грузию

Получив от бакинского и ереванского ханов [в сопровождение] сто вооруженных нукеров, мы берегом моря направились на кыблу, прошли по [горячим] шуре и осмотрели нефтяные источники.

Нефтяные источники. Они бьют из-под земли на берегу моря и в нахие Мискюр. Чаще всего, подобно горячим водяным источникам, [нефть] скапливается, [образуя] маленькие озерца, а на поверхности воды нефть густеет, как сливки. Нефть является особым [источником] государственного дохода и ежегодно приносит шаху семь тысяч туманов. Люди, занятые добычей нефти, днем и ночью спускаются в колодцы, набирают нефть и наполняют ею козьи бурдюки. Затем ее покупают купцы и развозят по странам. Нефть бывает восьми цветов. Но самая хорошая — желтая нефть. Черная нефть — это собственность шаха. Эту черную нефть Персии поставляют в Узбекистан, Ирак, Курдистан, Грузию, Дагестан и в крепости, расположенные на границах с османами, и в тех краях ею [пользуются для] освещения. Она необходима как боевой запас для [защиты] крепостей и городов. И даже для [персидского] шаха и османской столицы горящие светильники изготавливаются из бакинской нефти. И днем и ночью нефть охраняет стража. Потому что если прикоснется к ней огонь, то будет гореть до конца, пока она не иссякнет. Вот потому-то около нефтяных источников всегда заготовлена гора песку. В случае воспламенения нефтяного источника к нему сбегается вся реайя и берайя, и пламя гасят, забрасывая его песком. Ибо другого средства нет. И якобы еще в нескольких местах, в скалах и пещерах, имеются нефтяные источники. Но я видел только эти.

Отсюда мы опять отправились берегом моря на кыблу и стали на стоянку в туркменских кибитках Мискюра. В зимнее время в этих степях останавливаются со своими кибитками и отдыхают монголы, кумыки, туркмены и бака-туркмены. Это очень плодородное место, [удобное] для поселения.

Чудовище Каспийского моря со слоновьими ушами. Снявшись отсюда и продвигаясь вдоль берега моря, мы увидели рыбину, выброшенную на берег морской волной. Длина ее была равна целым ста шагам. У нее было две головы: одна у хвоста, похожая на голову змеи, а другая — величиной с купол бани. Это [чудовище] имело описываемые в сказках черты дракона. В верхней челюсти у него было сто пятьдесят зубов, а в нижней — сто сорок. Каждый зуб был величиной в локоть и толщиной с бедро человека. Уши походили на слоновьи, глаза — с круглый столик. Все тело было покрыто волосами, как у свиньи. Откровенно говоря, эта рыбина была ужасной и внушала страх. Все население Баку, Шемахи и Демиркапу собралось и разглядывало ее. Один путешествующий по Каспийскому морю, по имени Ходжа Сары-хан, рассказал: «Эта рыба водится только в Хазарском море, и рыбаки называют ее чудовищем со слоновьими ушами. Все рыбы ее боятся». И поистине, у других морских берегов не найти [существа] с подобными туловищем и кожей, как у этого, которое лежало на берегу Каспийского моря. Кожа его не имеет никакого сходства с кожей морских животных. Сами эти существа — то четырехугольные, то пятиугольные, то круглые, как дубинка, а хвост узкий. Но рыбы кепи и мина имеют в длину всего один локоть, а рыбы липата, сорхандам, сабз, сейхи и другие по вкусу достойны стола Мусы.

По словам моряков, Каспийское море больше, чем Черное. Оно не имеет связей [с другими морями] и является большим обособленным морем. Говорят, что в нем, как и в Черном море, нет островов, но заливов много. Штормы здесь сильнее, чем в Черном море. Оно простирается до страны Фагфур. Здесь конец седьмого климата. К западу от него лежит страна Московия, к востоку — Гилян персидский и страны узбеков, булгар, калмыков, [а также] Чин, Фагфур и Козак. Область между казаками и Московией из-за сильных морозов зимою замерзает на семь месяцев. Калмык-татары, преодолевая ледяные укрепления, грабят и разоряют. Московскую страну. Захваченных пленных продают в Чин, Хатай и Хотан и становятся богатыми.

У крепостей Гилян, Баку, Демиркапу и Терек Каспийское море совсем не замерзает, потому что тут [климат] мягкий. К югу от Демиркапу, или Бабульабваба, есть залив, который омывает прибрежную границу Дагестана и простирается до московской крепости Терек, стоящей на берегу реки Терек к расположенной недалеко от страны аваров. Он вытянут с юга на север, имеет в длину четыре тысячи миль, а глубину — три искандиля, то есть триста локтей. В нем стоит до тысячи судов. Судоводители очень боятся московских и казацких чаек. Иной раз на море происходят большие сражения. Здееь нет таких больших судов, как галионы, какие плавают по Средиземному морю и океану. К бортам судов здесь привязывают пучки камыша. Судоводители не очень-то искусны. От берега Каспийского моря мы шли через равнинные степи на восток и прибыли в большой город Шабуран.

 
 

© Copyright Faig Nasibov, 2002-2012