Баку и нефть. Ранний период.

Баку и его окрестности являются одним из немногих регионов Земли, где нефть использовалась с незапамятных времен. О добыче нефти на Апшероне упоминали такие историки и путешественники, как Приск Панивский (V век), Абу Ишад Истехри (VIII век), Ахмед Балазири (IX век), Абул Гасан Абу Али ибн Гусейн Масуди (X век), Хамдулла Казвини (XIV век), Марко Поло (XIII-XIV века), Юрден Каталини де Северак (XIV век), Олеари (XVII век), Кемпфер (XVII век) и другие. Исходя из этих и других источников очевидно, что уже в VIII веке апшеронская нефть являлась основным богатством Азербайджана и издавна употреблялась во многих отраслях хозяйственной жизни. С помощью нефти местные жители освещали и отапливали дома, покрывали в загустевшем виде плоские крыши, жгли известь. Вплоть до XVI века, когда на Востоке получило распространение огнестрельное оружие, нефть была грозной силой. Согласно заметкам Марко Поло на Апшероне нефть использовали для лечения и освещения. Часть нефти в бурдюках на верблюдах вывозилась в Шамахы, Нахчиван, Дербент, Астрахань, а также в Иран, Грузию, Среднюю Азию и даже в далекую Индию.

Для добычи нефти местные жители копали колодцы. Согласно историческим источникам еще в 1594 году житель Апшерона Нуроглу выкопал колодец глубиной 35 метров. Интересно описание нефтяных источников секретаря Шведского посольства в Иране Э.Кемпфера, побывавшего в Баку в январе 1683 года. По его данным глубина некоторых колодцев доходила до 80 метров. Устья колодцев были обложены камнем и, в целях предупреждения обвала, обсажены кустарником. Рыли колодцы вручную - лопатами. Нефть из колодцев извлекали кожаными мехами ручным способом или с помощью небольшого металлического ворота. В этот период для извлечения нефти из колодцев применяли также конную силу, а работа на промысле прекращалась лишь ночью и то, лишь на несколько часов. Э.Кемпфер приводит убедительные и подтвержденные другими путешественниками данные о количестве добываемой нефти к 80-м годам XVII века - 140.000 пудов в год. Ежегодный доход в шахскую казну от нефти составлял 7000 туманов в год.

За овладение источниками нефти постоянно велась ожесточенная борьба. Не раз апшеронские нефтяные промыслы переходили от одного владельца к другому. До вхождения Азербайджана в состав России нефть Апшеронского полуострова, как и другие природные богатства принадлежала в разное время арабским, турецким и иранским завоевателям, а в период самостоятельного существования раздробленных феодальных государств Азербайджана - бакинским ханам на правах частных статей ханской казны.

Бакинские ханы часто отдавали часть доходов от нефти завоевателям и даже другим ханам. Так, в 1794 году, по указанию Шейх-Али хана Дербентского его сторонник Мирза-Мухаммед хан с тысячным отрядом остановился в 14 верстах от Баку - у нефтяных источников селения Балаханы. Не пропуская в город никакие товары, он захватил нефтяные колодцы и лишил Гусейн-Кули хана Бакинского источников дохода. Только осенью 1795 года удалось заключить мир при условии, что получаемые доходы от нефти будут делиться на три части: одна - бакинскому хану, другая Шейху-Али хану, а третья - Мирзе-Мухаммеду.

В целом же к концу XVIII века, перед вхождением Азербайджана в состав России, основным владельцем нефтяных источников Апшерона был именно Гусейн-Кули хана Бакинский. Нефтяными колодцами хан управлял через своих представителей: беков и надзирателей. Нередко хан отдавал нефтяные колодцы на откуп (в аренду) отдельным богачам и приближенным лицам на определенный срок. Откупная система сохранилась и после ханского правления и  просуществовала до 70-х годов XIX века.

После захвата Россией территории Азербайджана все нефтяные колодцы перешли в введение казны, однако вскоре царское правительство решило передать их в откупное содержание. После истечения срока последнего контракта правительство намеривалось вновь отдать эти промысла в содержание на следующее четырехлетие за прежнюю откупную сумму, но желающих не оказалось, и промысла с 1 января 1825 года перешли в казенное управление. Но, если при откупном содержании нефтяных источников казна имела около 130 тысяч дохода, то теперь доход понизился наполовину. И уже в 1826 году правительство поспешило снова отдать их в откупное содержание сроком на 8 лет. Выбор арендаторов осуществлялся по системе, схожей с сегодняшними тендерными конкурсами. В откупном договоре обычно указывалось местонахождение и число нефтяных колодцев на участке. На внутреннем рынке максимальную цену на нефть определяли представители власти, право на монопольный экспорт нефти с участка предоставлялось арендующему его лицу. В соответствии с заключенным договором арендатор должен был платить ежегодно определенную сумму в казну Российского государства. Кроме того, он был обязан сохранять в пригодном состоянии все имущество и нефтяные колодцы. Вместе с тем рытье новых колодцев можно было совершать только при получении разрешения властей.

До 1872 года правительство то отдавало добычу нефти на откуп частным лицам, то само принималось за дело. Но и в том и в другом случае нефтяная промышленность развивалась крайне медленно. К 1806 году на Апшероне было 50 нефтяных колодцев, в 1821 году их число достигло 120, а в 60-х годах XIX века - 218. Добыча достигала не более 1,5 млн. пудов в год, а с 1821 по 1872 год было добыто лишь 20 млн. пудов нефти (319 тысяч т). Откупная система сильно тормозила развитие нефтяного хозяйства. Получая нефтяные колодцы на непродолжительное время, откупщики не были заинтересованы в том, чтобы вкладывать крупные капиталы для введения технических усовершенствований. Колодцы рылись вручную. Добытую нефть по каменным желобам собирали в специальные ямы. После очистки нефти ее перегоняли в городские амбары. В 1870 году в Баку было 14 таких амбаров.

 

© Copyright Faig Nasibov, 2002-2011