Об одном загадочном орнаменте

Архитектура Азербайджана богата превосходными сооружениями и интересными традициями. Каждое произведение зодчества самобытно. Вместе с тем облик ряда памятников Азербайджана – их формы, конструктивные особенности и убранство свидетельствует о несомненной связи времен и устойчивых архитектурных традициях, которые, к сожалению, все еще недостаточно изучены. В данной статье хочется поведать читателям об одном архитектурном орнаменте, о котором мало кто знает, и его исторических корнях

Распространение мусульманской религии оказало существенное влияние на национальное зодчество. Ограничения ислама в области изображения живых существ способствовали расцвету декоративного искусства, в особенности бессюжетного орнамента – геометрического, растительного и эпиграфического. В средние века архитектурный орнамент стал широко использоваться для украшения художественного облика монументальных зданий.

История азербайджанского зодчества знает немало примеров, когда в виде орнамента в архитектурных деталях сооружения шифровались те или иные слова. Наиболее известным примером является ансамбль Дворца Ширваншахов, сложившийся в начале XV века и являющийся уникальной жемчужиной азербайджанского зодчества. Увенчанные куполами здания Дворца со стройными порталами и минаретом, безукоризненно выполненные детали, неповторимый рисунок тонкой и глубокой резьбы орнаментов и надписей, великолепная кладка из камня - на века сохранили свою молодость и дошли до наших дней во всей своей красоте. В боковых частях портала фамильной усыпальницы Ширваншахов ("тюрбе") расположены два каплевидных медальона. В этих орнаментальных медальонах автор тюрбе зодчий Мухаммед Али искусно зашифровал свое имя. Чтобы затруднить расшифровку, мастер использовал следующий прием - одна и та же надпись повторена дважды: в прямом и зеркальном изображении. Выполненная арабской вязью с большим искусством и мастерством надпись на шахской усыпальнице долгие годы скрывала имя зодчего. И только в 1945 году надпись была расшифрована азербайджанскими учеными.

Другим примером шифрованной надписи является орнамент над стрельчатой аркой дверного проема Диванхане в том же Дворце Ширваншахов. В рисунке, построенном на контрасте теней выпуклой части, шесть раз повторяется слово «Али», которое выполнено по кругу стилизованным арабским шрифтом. Необходимо отметить, что помимо вышеуказанных в отделке Дворца Ширваншахов встречаются еще несколько арабских надписей различного содержания, выполненных в виде сложного орнамента.

Конечно, искусство и воображение старых мастеров поражает своей оригинальностью. Но более удивительным является пример из недавнего прошлого. В 1970-1980 годах в Баку было запроектировано и построено новое здание Инженерно-строительного института. Ничем не примечательное железобетонное сооружение, строительство которых было весьма обычным делом в советский период. Чтобы хоть как-то украсить здание, вдоль всего фасада на бетонных панелях были запроектированы геометрические орнаменты. Вроде бы незамысловатый узор из черточек, на который никто никогда не обращал внимания. Однако, при детальном рассмотрении можно заметить, что на панелях изображен не просто орнамент, а слово «Аллах» выполненное куфическим арабским шрифтом. Чтобы зашифровать надпись были использованы приемы, которыми пользовались средневековые мастера - слово исполнено в зеркальном отображении, каждый следующий рисунок выполнен в перевернутом виде, использован контраст теней. Этот загадочный орнамент расположен на заднем фасаде здания, поэтому надпись долгое время не привлекала особого внимания и оставалась незамеченной.

 

Стилизованная надпись "Аллах" выполненная арабским шрифтом

 

Орнамент в виде слова «Аллах» традиционен для национального зодчества и имеет глубокие корни. В частности, орнамент на здании института сходен по стилю с надписями на некоторых мавзолеях средневековой архитектуры Азербайджана.

Впервые в национальном зодчестве слово «Аллах» в аналогичном исполнении встречается в Бардинском мавзолее, который известен в народе как «Нушабе турбеси». Мавзолей построен в 1322 году зодчим Ахмедом ибн Эюбом ал-Хафиза из Нахчивани. Наружная поверхность мавзолея покрыта «рубашкой» из вертикально уложенного глазурованного бирюзового кирпича и отшлифованного красного кирпича, уложенного горизонтально. Сочетание различных расцветок и фактуры кирпича образуют слово «Аллах», многократно повторяющееся по всему фасаду.

Следующим памятником архитектуры, в котором использован подобный прием, является мавзолей Шейха Сефи в Ардебиле. Мавзолей построен в XIV веке, но был значительно переделан в XVI веке. Цилиндрический корпус мавзолея декорирован фигурно расположенными красными и глазурованными кирпичами. В геометризованном начертании они многократно изображают слово «Аллах». В отличии от бардинского мавзолея в мавзолее Шейха Сафи кирпичи уложены под углом в 45 градусов, а надписи наоборот получились вертикальными и горизонтальными.

В последующие годы аналогичную надпись можно встретить на фасаде культового комплекса на кладбище Имамзаде, расположенного на восточной окраине Нахчивани. Мавзолей построен в XVIII веке. Стены мавзолея сложены из светло-охристого кирпича. На поверхности цилиндрического барабана вертикально уложенные темно-фиолетовые глазурованные кирпичи также образуют многократно повторяемое слово «Аллах». Композиция фигурной кладки идентична облицовке корпуса мавзолея в Барде.

И вот мотив орнамента повторяется в XX веке на здании Инженерно-строительного института. А ведь оно строилось в самые "застойные" годы советского времени. Известен архитектор этого сооружения - Борис Георгиевич Ревазов, затем проект института дорабатывался в Москве в Мосгосвузпроекте. Б.Ревазов, осетин по происхождению, долгое время работал на кафедре в инженерно-строительном институте. Он же являлся и автором орнамента. Трудно сказать, является ли появление такого загадочного орнамента на фасаде случайностью, или результатом чьей-то целенаправленной деятельности. И удивительно, что советские спецслужбы проглядели его. Ведь попадись автор идеи изобразить слово «Аллах» на здании высшего учебного заведения в их руки, ему пришлось бы весьма несладко. Но видно обошлось.

Фаик Насибов

Статья впервые опубликована в журнале "YOL", N 1 2007

 

© Copyright Faig Nasibov, 2002-2013